КРАЖА | Голос Армении

Следователи, еще десяток лет назад считавшиеся белой костью правовой системы, ее базовым интеллектуальным потенциалом, сегодня не в состоянии заниматься своим делом, не прибегая к побоям и издевательствам над соотечественниками.
Вечером 10 января прошлого года в столичном кинотеатре “Москва” была совершена кража, о чем стало известно на следующее утро. Обчистили кассу. Не будем пока упоминать о том, сколько денег унес вор, потому что в этом деле о грабеже нестыковки буквально цепляются одна за другую, касается это и размера украденной суммы.
Видеокамера зафиксировала грабителя – человека в капюшоне. Никаких других конкретных деталей внешности на пленке не видно.
28-ЛЕТНИЙ СТЕПАН ОВАКИМЯН ЧАСТО ЗАХАЖИВАЛ В КИНОТЕАТР по той простой причине, что там работала его подруга, была кассиршей. Именно она сообщила Степану о краже, после чего он с двумя друзьями приехал в кинотеатр. Здесь начинается самое интересное
Степана вместе с друзьями задерживают работники уголовного розыска и ведут в отделение полиции Кентрона. Парня уговаривают признаться в краже, хотя видеозапись отнюдь не идентифицирует его как преступника. Он не признается. Тогда подозрение падает на его друга Мгера. Того тоже забирают в полицию – вместе с личными вещами, “отмеченными” капюшоном. Тут выходит и вовсе ерунда, потому что Мгер комплекцией и ростом совсем не похож на человека, запечатленного видеокамерой. За неимением других “кандидатов” в преступники в полицию снова вызывают отпущенного ранее Степана, уговаривая (не без рукоприкладства) признаться в краже. Упрямец отказывается, и его в очередной раз отпускают…
Любопытно то, что вся эта история с полицейскими “приводами – разводами” происходит, пока уголовное дело еще не возбуждено, – руководство кинотеатра о грабеже не заявляло. 6 февраля Степана Овакимяна опять вызывают на дружескую беседу – теперь уже в городское управление полиции. “Дружеская” беседа, по заявлению Овакимяна, заканчивается не чем иным, как многочасовыми жестокими побоями. Степана отводят к начальнику отдела угрозыска управления полиции Егору Антоняну, дескать, что делать, шеф, мужик не признается. Шеф оценивает ситуацию в духе “плохо бьете, надо получше”. Предлагает привести подругу упертого парня и избить ее тоже. А пока суд да дело, над Степаном издеваются: пытаются раздеть, угрожая непотребными действиями, унижают, оскорбляя мужское достоинство. Чтобы это гадство прекратить, он подписывает признание. Заметьте, речь идет об истории в режиме реального времени, подробности которой мы узнали от адвоката С.Овакимяна Тиграна Сафаряна. Все ассоциации с методами средневековой инквизиции прошу считать случайными…
“ИЗ СТЕПАНА ВЫБИВАЮТ ПРИЗНАНИЕ В ТОМ, ЧТО ЗА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ДО КРАЖИ он украл из сумочки своей подруги ключи от кассы, сделал дубликат, а потом отправил своего друга Ваграма Керопяна совершить грабеж, – говорит Тигран Сафарян. – Мол, он знал, что если пойдет на дело сам, то по видеопленке его можно будет опознать. Работники угрозыска заставили написать Степана, что он украл 4,5 миллиона драмов, хотя на самом деле было украдено 5 млн 80 тысяч драмов плюс 10 тысяч российских рублей. Овакимян констатировал, что Ваграм получил за участие в деле 200 тысяч драмов. Сумма для исполнителя преступления мизерная – не находите?”
Абсурдно все – не только приведенная сумма. Во-первых, до сих пор непонятно, сколько денег на самом деле было украдено. Их, кстати, так и не нашли. Якобы Степан переправил $10 тысяч с нарочным Артуром в Пятигорск закрыть там свой долг кому-то. Артур, признавая тот факт, что действительно был в Ереване и встречался со своим другом Степаном, категорически отрицает передачу денег. А родня Овакимяна в Пятигорске, где он одно время жил и работал, отрицает тот факт, что Степан кому-то был должен. Напротив, уезжая из Пятигорска, он даже оставил родным $2000…
“Только после того, как было получено признательное показание Степана, заместитель директора кинотеатра “Москва” Норик Азатян подает официальное заявление по факту кражи, – продолжает Т.Сафарян. – Однако обставляется все наоборот, хотя даже при таком раскладе ситуация выглядит абсурдной. Ведь кража произошла 10 января, а заявление о ней было подано только 6 февраля. Думаю, очень многое в этом деле объясняется близкой дружбой между владельцем кинотеатра Адояном и главным полицейским страны Аликом Саргсяном…”
А вот еще один любопытный нюанс: когда отцу Степана позвонили из полиции с требованием доставить паспорт сына с тем, чтобы взять его под арест, Беньямин Овакимян вместе с адвокатом А.Атарбекяном, не медля ни минуты, бросились в центральный следственный отдел. Там, однако, сказали, что Степан находится в отделении полиции Кентрона. Между тем в отделении полиции этот факт опровергли – отец вместе с юристом снова отправились в следственный отдел, которого Степан вовсе и не покидал. Зачем нужно было гонять людей по кругу, теряя драгоценное время? Зачем нужно было лишать Овакимяна своевременной помощи адвоката?
“Когда отец в сопровождении юриста снова вернулся в следственный отдел, ему сказали, что Степан уже подписал признание, – утверждает Т.Сафарян. – Это вам говорит о чем-то?”
Не может не говорить… Впрочем, Овакимян в присутствии отца и юриста тут же отказался от признания, заявив, что подписал бумагу, потому что его нещадно били и другого выхода у него не было. Также С.Овакимян показал, что ему выставили требование: сначала признаешься, потом позовем отца и адвоката. Между тем новые показания Степана следователь Тигран Киракосян принять отказался. Обвинение было предъявлено, и Киракосян обратился в суд с ходатайством избрать арест в качестве меры пресечения…
В СУДЕ СТЕПАН ВНОВЬ И ВНОВЬ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ЕГО БИЛИ, ЗАСТАВИВ ПОДПИСАТЬ ПРИЗНАНИЕ, – БЕЗ ТОЛКУ. Ваграм Керопян полностью отрицает сговор и участие в краже. По видеопленке его тоже не идентифицируют как вора. Кроме признательного показания Степана, нет никаких прямых доказательств того, что именно он с другом ограбили кассу. Кстати, и в вопросе с кассой тоже не все ладно.
“Кинотеатр не работал до 4 января, – рассказывает Т.Сафарян. – Руководство утверждает, что в кассе находилась недельная выручка (4-10 января). Гоар, подруга Степана, уверяет, что в кассе была выручка только за 3 дня. 11 января главный бухгалтер кинотеатра Нина Адоян, придя на работу, начинает задним числом подписывать приходные ордера. Под ордерами стоят две подписи: одна Н.Адоян, другая, по утверждению главбуха, кассира Карине Мисакян. Карине не отрицает, но даже при поверхностном рассмотрении почерка на ордерах и взятом у Карине образце почерка видно, что они абсолютно не похожи. Мы обратились к суду с требованием экспертизы, но нам отказали…”
Еще одна странность – видеопленка. После ее монтажа сотрудниками кинотеатра из получасовой записи остался минутный ролик. Одни обрывки – зашел человек в капюшоне, направился к кассе, вернулся. Причем на пленке видно, что в кинотеатре есть люди, работает кафе. Однако руководство утверждает, что кража произошла в полночь, когда кинотеатр был пуст. Фиксировали две камеры: на одной время совершения преступления указано 3 часа ночи (она, говорят, отставала на 20 часов), на другой зафиксировано время около полуночи.
“Мы пытались получить полную пленку, но в полиции утверждают, что цельной записи уже нет, – комментирует Т.Сафарян. – В ответ на наш запрос в суд обязать предоставление полной пленки судья Армен Хачатрян сказал, что отказывает, потому что и так видно, что запись смонтирована. Но ведь важно знать, только ли запись порезали и смонтировали или что-то с ней “нахимичили”. Вообще, какие бы важные материалы мы ни предоставляли суду, обычный ответ, который получаем, звучит в духе “это не важно, это к делу не относится”…
ИНТЕРЕСНО, ЧТО СЛЕДСТВИЮ ДАЖЕ В ГОЛОВУ НЕ ПРИШЛО РАССЛЕДОВАТЬнапример, где и у кого снимал дубликат ключа С.Овакимян или при каких обстоятельствах он передал деньги Артуру, который должен был увезти их в Пятигорск. Кому конкретно в Пятигорске задолжал Овакимян? Куда он спрятал оставшуюся сумму? И множество других вопросов, которые неизбежно возникают у любого логически мыслящего человека, даже очень далекого от криминалистики. С чего, спрашивается, полицейские вообще уверены в том, что грабеж совершил мужчина, если на видеопленке не видно деталей внешности? Ведь с тем же успехом преступницей могла оказаться женщина…
В конце декабря прошлого года Степан Овакимян дал в суде I инстанции столичной общины Кентрон детальные показания, кто и как его избивал. Это попало в прессу.
“Когда в конце января 2011 года Верховный комиссар Совета Европы по правам человека Т.Хаммарберг приезжал в Армению, мы представили ему справку с подробностями дела, – говорит Т.Сафарян. И, по нашим сведениям, он обсуждал его с нашим генеральным прокурором. После чего Специальная следственная служба неожиданно послала запрос начальнику управления внутренней безопасности Полиции РА Артему Бабаджаняну с требованием провести служебное расследование по факту статьи в прессе. В итоге в СМИ был отправлен ответ следующего содержания: служебное расследование провели, ничего не обнаружили…”
Дескать, С.Овакимян на момент прибытия в тюрьму не имел на себе следов физического и психологического насилия. Самого Степана об этом никто не спрашивал. А сейчас найти следы уже сложно.
“ВСЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ИЗБИЕНИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ НАМИ СУДУ, БЫЛИ ОТВЕРГНУТЫ, – комментирует Т.Сафарян. – Армен Хачатрян сказал: если парня били, обратитесь в соответствующие инстанции. Но именно суд в данном случае обязан обратиться в прокуратуру для возбуждения уголовного дела по факту избиения. Я уж не говорю о том, что все надо было выяснять на месте посредством судебно-медицинской экспертизы. Степан говорил следователю о побоях. И тот, верил или не верил, но обязан был привлечь экспертов и проверить слова Овакимяна. Если специалисты подтверждают факт насилия, значит, человек говорит правду, а не подтверждают, тогда хоть клянись, божись – ничего не поможет. Но экспертиза должна была быть проведена…”
Определенно, в этом деле многое было не сделано из того, что следовало сделать. И сделано много такого, что выходит за рамки закона. Именно подобные истории, за которыми тянется шлейф беззаконий и произвола, крадут доверие наших сограждан к судебно-правовой системе в целом. И эта кража, согласитесь, куда серьезнее, чем ограбление отдельно взятой кассы.
По делу С.Овакимяна поменялся судья. Будем отслеживать дальнейшие события и держать наших читателей в курсе…

Зара ГЕВОРКЯН

http://www.golosarmenii.am/ru/20091/society/9085/

About Beniamin Hovakimyan

Սիրեցեք Ճշմարտությունը և այն Ձեզ Ազատ կանի:
This entry was posted in Голос Армении, Հոդվածներ, Առավել հետաքրքիրները and tagged , , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s